Ландшафт и уретра

Все мы с вами живем в определенном мире, скажем так: на определенном ландшафте. Большинство из нас, не имея уретрального вектора, воспринимают ландшафт как данность: приспосабливаются, реагируют (пусть и по-разному), но не меняют. Да и не могут менять.

Ну, например: кожник активненько так бегает, охотится. Анальник, хоть и сначала в ступоре, но тоже привыкает и как-то по-своему реагирует. А вот уретральный человек не может воспринимать это как данность: ведь ландшафт зависит именно от него. Именно он переделывает его, завоевывает новые территории, изменяет их под себя. Хотя, скорее под группу.

Для завоевания новых территорий уретральным вектором есть прекрасное слово «экспансия». Здесь не обязательно речь идет о войнах. Например, полет уретрального Гагарина в космос — тоже своего рода экспансия. «На Земле завоевывать больше нечего, пора двигаться дальше», — вот что говорил этот полет.

Как мы уже сказали — все уже завоевано. Уретральнику в кожную эру вообще приходится несладко: он — зверь. Он — завоеватель. Он положит свою голову ради группы. Но что сегодня — это, по сути, никому не надо. Уже никто не бегает с копьями и не завоевывает куски земли. Сегодня развитие группы происходит преимущественно на нефизическом уровне. Что же делают уретральники?

Для начала, заметим, что чистых уретральников сегодня нет — поэтому они учатся вести группу за собой иначе. Тот же упомянутый нами Гагарин или Пугачева — они не толкали людей на подвиги, но люди любят их и уважают.

Если же рождается человек с необузданным вектором (зачастую 1-2-3-векторный с уретрой), такому приходится искать себе дело по душе в другом месте: вспомните Сомалийских пиратов. Как думаете, кто повел их за собой? Конечно, не нашедший себя уретральный вождь.

22.02.2016