Гарибальди

826
Уретральный вектор

Великий полководец

Сегодня мы поговорим о человеке во всех отношениях невероятном. Можно без преувеличения сказать — в основу доброй половины всего, что мы знаем об уретральном векторе, наиболее ярких его черт и проявлений легли черты характера и факты биографии этого человека.

Вождь Италии

Есть три вектора — их еще называют доминантными — которые задают движение всей группе, в которой находятся. Группа, о которой мы говорим сегодня — это Италия второй половины девятнадцатого века — вернее, не Италия, а лишь мечта о ней, мечта среди маленьких, раздробленных княжеств, королевств и вольных городов. Но в людях — постепенно, через звуковую и зрительную меру, через писателей и поэтов, рождалась идея единой Италии, прекрасной страны, наследницы Рима, родины гениев Ренессанса (как и в соседней Германии, объединившейся из отдельных стран примерно в те же годы).

Звуковики с оральностью, такие, как Джузеппе Мадзини, один из второстепенных персонажей нашей истории, действуют как вожди духовные — воодушевляют словом, заражают идеей.
Идеей был воодушевлен и главный герой нашего повествования, с юных лет вобравший в себя мечту об Италии.

Джузеппе Гарибальди. Когда читаешь о нем, ловишь себя на странном чувстве — не бывает в природе таких людей! Его биография кажется чем-то вроде волшебной сказки, возможной разве что в Диснее. Тем не менее, все, что изложено ниже, вся жизнь удивительного человека, великого полководца, ожившего сказочного принца, короля рыцарских легенд — чистая правда.

Итак, если звуковой вектор создает идею, а оральный распространяет ее среди людей, то уретральный — именно тот, кто берет мечту и превращает ее в реальность. Тот, кто трансформирует смыслы — из общего (информация) в будущее (время). Он живет этим новым состоянием, устремляясь в будущее всем своим существом, всеми силами — и люди, видя человека, для которого нет ничего, что он делал бы ради себя, а не ради живого ощущения той реальности, в которой они все будут жить завтра, идут за ним до конца, без страха и сомнений.

Итак, вперед, читатель!

Гарибальди. Вождь Италии

Детство героя

Родился он в Ницце, сыном простого моряка. Мальчик с детства был пленен морем — и с раннего детства не знающий ограничений уретральный вектор сподвиг его на первый в жизни поход, каких потом будет несметное число. Заскучав от однообразия классных занятий, он предложил трем товарищам самостоятельно прокатиться в Геную. Сделав небольшие сбережения со школьных завтраков, мальчики запасли немного провизии и, уложив ее в рыбацкую лодку, отправились в путь. Они уже достигли Монако, когда их нагнало судно, посланное за ними отцом Гарибальди.

Джузеппе был сентиментален — однажды он поймал сверчка и нечаянно оторвал ему лапку; это так огорчило мальчика, что он заперся в комнате и в течение нескольких часов неутешно плакал... но отнюдь будущий великий полководец был не труслив. Ему было всего восемь, когда он без раздумий прыгнул в реку, спасая упавшую в воду прачку. Мы легко понимаем это с точки зрения системно-векторного психоанализа —так проявляются уретральный и зрительный вектора в человеке.

Джузеппе был нежно любим своей семьей и всегда отвечал столь же нежной и преданной любовью. 
«Что касается моей матери, — говорит он в своих мемуарах, — то я с твердостью могу сказать, что она была образцовой женщиной... И чему приписать я должен эту сильную любовь мою к отечеству, эту непреклонную преданность ему, как не соболезнованиям моей матери о несчастных, как не состраданию ее к несчастным? Я не суеверен, но скажу с твердою уверенностью в истине моих слов, что в случаях наиболее страшных и ужасных в моей жизни, когда волны океана ревели и с яростью бились о борт моего корабля, подымая его, как легкую соломинку, когда пули со свистом пролетали мимо моих ушей подобно бурному ветру, когда, наконец, кругом меня сыпался град пуль или ядер, — мне всегда представлялась мать, стоящею на коленях перед образом Спасителя...»

…Портрет своей матери Гарибальди до конца своих дней держал в спальне, на кровати — здесь мы видим анальную любовь к матери, к своему прошлому. Забегая вперед, скажем, что по его собственным словам, главное чувство в жизни Джузеппе, была благодарность.

Так какими же векторами обладал наш герой? У Гарибальди было пять векторов: полная квартель времени (уретральный и анальный), полная квартель информации  (зрительный и звуковой), а также мышечный. У него не было ни кожного: он так и не научился считать деньги даже ради выживания, не говоря даже о самых минимальных амбициях, не любил публичных речей, страшно его утомлявших, был бесхитростен и прост, всегда шел вперед и до конца, конечно, квартелью энергии он не обладал.

Детство героя

Мечта об Италии

Еще не зная, что именно ему будет суждено объединить разрозненные города и княжества Аппенинского полуострова в страну под именем Италия, Джузеппе, под влиянием своего учителя, Арена, проникся горячим патриотизмом, пламенной мечтой — увидеть Италию единой. Мечта эта бродила в умах уже больше полувека, и во время одного из плаваний (кстати, в Таганроге) юный моряк познакомился с Мадзини, орально-кожно-звуковым властителем дум, одним из ключевых проповедников идеи единой Италии. С тех пор жизнь Гарибальди зажглась четкой целью, и в его жизни появился человек, давший идею, которую юному вождю предстояло претворить в жизнь.

Так работают уретральный и звуковой вектора — заразившись идеей, звук дает уретре толчок для движения вперед, дает мечту, к которой он будет двигать людей.

Гарибальди по заданию Мадзини нанялся служить на государственный флот, чтобы склонять моряков к поддержке революции, планировавшейся заговорщиками с целью свержения власти, противящейся объединению Италии и не желавшей ограничения собственной власти в узких пределах своих княжеств.
Джузеппе и в этой роли оказался так успешен, что ему удалось убедить команду фрегата «Эвридика», на котором он служил, примкнуть к восстанию. Поистине, харизма природного вождя и великого полководца — великая сила.

Впрочем, восстание не удалось — в решающий момент Мадзини свалила болезнь, войска заговорщиков потеряли решимость и были смяты правительственными силами и швейцарскими наемниками. Гарибальди, ожидавший сигнала к выступлению на корабле, потеряв терпение, высадился в Генуе и пробрался на площадь, где должно было состояться восстание, но застал лишь правительственные войска.

Все его дальнейшие приключения — замечательная иллюстрация того, как изобретательно и нестандартно мыслит уретральник, в считанные моменты находя выход, предельно нестандартный, из на вид безвыходных ситуаций.

Сбежать ему помогла торговка фруктами, к которой Джузеппе пробрался тайком. Она дала ему крестьянскую одежду, и Гарибальди, проявляя чудеса ловкости, прошел незамеченным мимо всех постов.

Из Ниццы его путь лежал к Марселю. Двое друзей, с кем он шел, остановились у реки Вар — переплывать бурную холодную реку, да еще и в половодье, было чистым безумием — только не для уретрального вождя, не отступающего там, где здравый смысл и страх останавливает всех остальных. Гарибальди переплыл реку, но попался прямиком в лапы патрулю.

Уже в участке он так же, без малейших колебаний, выпрыгнул из окна и наугад, ориентируясь по звездам, на своих двоих отправился к Марселю.

В горной деревушке, получив кров и стол от хозяина гостиницы, он, нимало не скрываясь, рассказал хозяину, кто он, и куда идет. Хозяин хотел арестовать гостя, но тот уговорил его повременить, пока не наестся, после чего Джузеппе прекрасным тенором исполнил несколько романсов и баллад, ко всеобщему восторгу. Гости проводили молодого человека бурными аплодисментами, и об аресте речи уже не шло.

…Уже добравшись до Марселя, Гарибальди узнал, что на родине, в Италии он был в числе других приговорен к смертной казни.

Несколько месяцев в Марселе он жил у друга, ничем не занимаясь, потом нанялся матросом на бриг, где снова спас жизнь — не раздумывая бросился за упавшим в воду мальчиком. В Марселе разразилась эпидемия холеры, и Джузеппе несколько месяцев работал сиделкой в больнице, делая все возможное, чтобы облегчить страдания больных.

Эпидемия пошла на спад, и вместе с ней закончился первый период его жизни. Он получил место на корабле «Мореплаватель», направлявшемся в Рио-де-Жанейро. Жажда приключений и странствий, с детства жившая в сердце юного вождя, наконец получила простор для реализации — настало время удивительных приключений Джузеппе Гарибальди в Америке.

Мечта об Италии

Гарибальди в Америке

Едва прибыв в Рио-де-Жанейро, Гарибальди почти сразу нашел себе друга, Росетти.

Совсем недолго прозанимавшись морской торговлей, чтобы заработать на жизнь, Гарибальди с другом завербовались на службу маленькому государству Рио-Гранде, воевавшему против Бразилии. Он вооружил небольшое судно и вскоре захватил бразильский галет. Интересная деталь — один из пассажиров, решив, что их захватили пираты, предложил Гарибальди в качестве выкупа шкатулку с бриллиантами. Гарибильди без каких-либо колебаний отклонил предложение, заявив, что жизни пассажира ничего не угрожает. Он посадил всех, кто находился на судне, на шлюпку (пропустив первой единственную находившуюся на корабле девушку), снабдил их провизией и отпустил, дав направление к берегу.

Однако, когда речь шла о нуждах команды, капитан Гарибальди был непреклонен: когда купец, взявший в кредит часть кофе, захваченного на судне, решил не возвращать деньги, Гарибальди, ничуть не устрашившись полицейских, разыскивающих его по всему городу, пришел в дом к купцу, и, приставив тому к горлу пистолет, заставил его заплатить долг. Стремительно скрывшись, он догнал остальную команду и отплыл.
В этом еще одно уретральное свойство — личное бескорыстие и готовность на все ради людей.

Плаванье было не из легких, порой они передвигались по пояс в воде, а через несколько дней им пришлось вступить в бой с судном, пущенным в погоню. В бою Гарибальди был ранен и почти двадцать дней выживал без медицинской помощи, лишь заботами друга. Им пришлось причалить, и Гарибальди с командой был арестован. После неудачной попытки побега его связали и подняли над землей, вывернув руки, но Джузеппе лишь плюнул в лицо допрашивавшему его чиновнику, так и не назвав имен тех друзей, которым удалось сбежать. Вскоре его отпустили — сказалась вечная нестабильность и молниеносные перемены, столь обычные в южноамериканских странах. Ничто не сбивало с пути уретрального полководца.

После всех заключений он наконец прибыл в Пиратини, тогдашнюю столицу республики Рио-Гранди, и был представлен военному министру. С тех пор и начала расти его военная слава — он успешно сражался во главе партизанских отрядов, нападал на быстроходных и маневренных шлюпах на бразильские корабли, осуществлял дерзкие планы нападений на вражеские силы.

Впрочем, его ждали не только удачи. Однажды его корабль был опрокинут штормом, и Джузеппе, не зная усталости, плавал взад-вперед, спасая попавших в воду, подбирая ценные грузы, однако ему так и не удалось спасти ближайшего друга, Корнилии, и Гарибальди зарыдал, сев на камень. Впрочем, стоны потерпевших не дали ему предаваться горю — он принудил всех уцелевших бегать целый час, чтобы разогреть простуженные тела. После такой гимнастики они вместе добрались до ближайшей фермы, где получили необходимую помощь.

Потеряв друзей, Гарибальди впервые задумался о личной жизни и задумался в высшей степени по-уретральному. Плавая по реке мимо небольшой горы, он окидывал взором девушек, работавших на фермах, и внимание его привлекла одна, смуглая, как креолка, с правильным строгим лицом, с огненными глазами и чудными, черными как смоль волосами. Едва закончились его дела, он тут же спустился на берег и направился прямиком к той ферме, где жила девушка. Хозяин пригласил его зайти, - впрочем, как говорил сам Гарибальди, не остановило бы его и отсутствие приглашения. Дальше все было просто и удивительно — первые слова, что сказал Джузеппе девушке: «Дева, ты будешь моею женой». В тот же вечер Анита (так звали избранницу) с Джузеппе навсегда покинула свой дом.

Можно ли представить нечто более романтичное, нечто более звуко-зрительно-уретральное — он привлекателен, дерзок и бесшабашен настолько, что готов с первого взгляда предложить себя насовсем: не как кожник, речь не идет о недолгих связях, не как анальник, долго присматривающийся и вечно тянущий и откладывающий, но только так, как умеет вождь — если да, то да без оговорок и полутонов, да навсегда, во всем, до конца и с полной отдачей.

Анита же была девушкой необыкновенной, храброй под стать мужу, и принимала активное участие во всех его походах и сражениях.

Вскоре после женитьбы Гарибальди по приказанию генерала Канаваро был отправлен в море с тремя вооруженными судами для нападения на имперские суда, крейсировавшие около берегов. Здесь им было взято несколько неприятельских кораблей и пришлось выдержать не одно морское сражение. Анита все время неотлучно находилась при муже, несмотря на его просьбы не сопровождать его. С карабином в руках Анита принимала участие в битве и видом своим ободряла сражающихся. Просьбы напугавшегося Гарибальди спуститься в люк не могли убедить ее. 

«Я сойду, — сказала она, — но только для того, чтобы выгнать оттуда трусов, которые там прячутся». Она сошла и вскоре возвратилась, толкая перед собой двух или трех матросов, пристыженных тем, что оказались трусливее женщины. Анита, за недостатком офицера, распоряжалась перевозкой снарядов, причем отвозя оружие на берег и возвращаясь опять на судно, совершила около двадцати поездок, постоянно под неприятельским огнем. Она находилась на небольшой лодке с двумя гребцами. В то время, как они нагибались сколько могли, чтобы избежать пуль и ядер, храбрая женщина стояла на корме среди летающей смертоносной картечи, держалась прямо, спокойно и гордо.

Однажды их разлучила битва — из шести офицеров в бою выжил один лишь Гарибальди, Анита же, сбежав прежде чем ее успели пленить, несколько дней шла одна по лесу, и вплавь пересекла реку, прежде чем они с мужем нашли друг друга. Такой была жена великого полководца.

В другой раз ей пришлось сбежать в лес от нападения вражеских партизан с трехмесячным ребенком на руках. Гарибальди и тогда нашел в лесу свою семью, и девять дней брели они, согревая младенца дыханием, пока не вышли наконец к Монтевидео, где впоследствии и остались. Республика Рио-Гранди к тому времени была разгромлена превосходящими силами бразильцев, а Джузеппе с Анитой, само собой, ненадолго, зажили мирной жизнью — сам он стал директором школы, преподавая математику. В то же время, маленькая республика Монтевидео навлекла на себя гнев диктатора Аргентины, Росаса. Верный себе, Гарибальди выступил на стороне слабейших.

В Монтевидео жило немало итальянцев, и Гарибальди обратился к своим соотечественникам, убеждая их взять оружие и сразиться на стороне тех, кто так гостеприимно приняли их в своем доме. Так был создан итальянский легион, и Гарибальди не принял ни одной монеты от правительства Монтевидео, довольствуясь тем провиантом и одеждой, что жертвовали для них жители самой республики. Наконец 8 февраля 1846 года произошло решающее сражение при Сальто-Сант-Антонио, в котором итальянский легион, снова показавший чудеса храбрости, одержал решительную победу над неприятелем, несмотря на его превосходящую численность. 
Просто удивительно, насколько готовы люди бескорыстно рисковать собой, когда впереди идет уретральный вождь! Иммигранты, вдохновленные примером бесстрашного Джузеппе, сражались так, словно нет превосходящих по численности противников, сражались за землю тех, кто принял их. Гарибальди, считая, что они лишь оплачивают долг благодарности республике, отказался и от пожалованных ему земель, личных наделов президента Монтевидео.

Гарибальди в Америке

Несколько слов о характере героя

Впрочем, что говорить о земле — когда адмирал Лене пришел к Гарибальди домой, то обнаружил, что у прославленного полководца, жившего на пайку обычного легионера, дома нет даже свечей — разговор прошел в полной темноте, ведь у них дома не нашлось и двух грошей на свечу. Впечатленный рассказом адмирала, военный министр, личный друг Гарибальди, отправил сотню золотых вождю легионеров. Тот слишком любил друга, чтобы оскорбить его отказом от дара, и потому немедленно раздал все деньги вдовам погибших в боях легионеров. Себе от оставил лишь сумму, на которую приобрел фунт свечей — чтобы больше не ставить адмирала или других гостей в неловкое положение.

Дело, впрочем, касалось не только денег — сам живя лишь на солдатский паек, питаясь хлебом и сыром, да иногда рыбным супом, что варила жена, Гарибальди воспринимал нужды своих людей куда острее, чем собственные.  Однажды он встретил легионера, у которого не было даже рубашки. Гарибальди отозвал его в угол, снял свою рубашку и отдал ему. Вернувшись домой, он спросил себе другую у Аниты. Но Анита печально сказала ему: «Ты знаешь, что у тебя одна только рубашка; ты ее отдал... Тем хуже для тебя». Таким образом, Гарибальди пришлось обходиться без рубашки до тех пор, пока один из его приятелей не подарил ему дюжину новых.

Как видим, поговорка про уретральника, готового отдать последнюю рубашку первому встречному — не выдумка для красного словца — это самое обычное дело для Джузеппе Гарибальди. Впрочем, и отсутствие кожного вектора играет здесь свою роль, и весьма ярко.

Несмотря на такую бедность, граничившую с нищетой, Гарибальди поражал своим необыкновенным бескорыстием. Так, например, захватив однажды в плен неприятельское судно, он разделил добычу поровну между своими людьми, свою же часть отдал беднейшим. На судне также оказалась значительная сумма денег; Гарибальди не взял из нее ничего и целиком отослал ее в монтевидеоское казначейство.

Победа в войне принесла итальянскому легиону честь и славу среди республики, пожизненную первую очередь в парадах, но слава и почести не были тем, что он искал. защитив маленькую республику от большой, Гарибальди вернулся мыслями и душой к вынужденно оставленной родине, мечты о единой Италии, никогда не покидавшие изгнанника, вернулись с новой  силой, а вскоре представилась и возможность возвращения на родину, новый шанс на ее возрождение. . Связано это было с восшествием на Святой Престол нового Папы, Пия IX.

Игорь Соловьев
23.03.2016

Вычисли с первого взгляда, как тебя оценивают и что от тебя хотят на самом деле

  • Вычисли с первого взгляда, как тебя оценивают и что от тебя хотят на самом деле
    • У каждого в голове собственный фильтр
    • Мы покажем, как по внешним признакам определить, что цепляет и что волнует конкретного человека
    • Не важно, что он говорит вслух
  • Научись вычислять, что думают о тебе люди, получив бесплатную инструкцию

    Куда выслать ваш файл?
    Нажимая на кнопку «Получить бесплатную инструкцию!», я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь c условиями договора-оферты и политикой конфиденциальности