Менталитет Англии

697
Кожный вектор
Звуковой вектор

Системный разбор Великобритании

Империя, над которой не заходит Солнце. Так когда-то называли страну, которая сегодня умещается на совсем небольшом острове.

Поэтому, когда мы будем разбирать Англию и ее менталитет, нам будет необходимо помнить: во-первых, Англия (точнее, Соединенное Королевство сегодня и Англия вчера — это почти разные страны, а древняя Англия в той же степени отличается от Империи. И тем не менее, при всех различиях, она остается все той же Англией.

Второе — для нас, быть может, и нет тонкостей внутри такого маленького острова, но путать англичан и шотландцев, а тем более ирландцев — страшное оскорбление, да и фактическая ошибка.

Зная это, и предвидя все сложности разговора, все же попробуем приступить к делу.

Кожная мера Англии

Кожная мера Англии — в «классике» СВП считается, что менталитет у запада кожный, а Великобритания — один из символов Запада.

Разберемся, однако, подробнее. В каких условиях развивалась кожная мера Англии? Кельтские племена острова были захвачены Римской Империей, многие памятники культуры остались с тех времен.

Впоследствии, одно время английские королевства были объединены Альфредом великим, но в те годы уже начались набеги викингов.

В 1066г. Вильгельм Завоеватель, он же Вильгельм Бастард, уретрально-обонятельный персонаж, высадил десант на британских островах, и с тех пор практически все те, кто является представителями английской знати — потомки тех, кто высадился с Вильгельмом.

На этом, конечно, история не закончилась: Англия была объединена, был присоединен Уэльс, долгие века шли войны с шотландцами и ирландцами, и тем не менее, Англия набирала силу. Первыми из всех англичане стали массированно создавать текстильную промышленность, первыми запустили железные дороги, но еще задолго до этого сделали все, чтобы создать сильнейший в мире флот.

Елизавета Тюдор, «королева-девственница», была правительницей, при которой страна достигла величайшего подъема. Век за веком, владения британцев ширились, богатства умножались, и в конечном итоге Британская Империя стала самой крупной из когда-либо существовавших на свете. Все знают о колонизации Индии, Австралии, Северной Америки, части Китая, Африки. Британия была империей, «над которой никогда не садилось Солнце», а сама она была первой в мире по уровню производства и технической оснащенности. Пик могущества Британии —​ правление королевы Виктории, «викторианская эпоха».

К чему весь этот экскурс в историю? Именно история и формирование страны скажут нам многое о том, как развивалась любая из мер, в том числе кожная.

Кожная мера Англии выраженно военная, дисциплинированная, привыкшая к суровым условиям довольно холодного и небогатого природными дарами острова, к постоянным войнам, как внутренним, так и внешним. В таких условиях кожный вектор приобретает максимальную гибкость и прагматичность, учится смотреть вперед на много шагов.

Так было в Англии, поэтому именно там были пущены мануфактуры и железные дороги, поэтому именно там буржуазия развивалась быстрее всего.

Еще одна особенность английской власти — короли очень недолгое время имели полную власть над всей страной. Великая хартия вольностей, вынужденно дарованная Иоанном Безземельным аристократии в 1215г, давала им право самостоятельного управления своими владениями, правом собирать налоги и вершить суд на своих землях.

Революция во главе с Кромвелем пошла дальше и отвоевала права у аристократии в пользу мелкой знати и буржуазии. Борьба шла долго, в течение всей истории, но именно в этом процессе ковалась демократия, какой она стала сегодня, и именно свобода деятельности позволила кожной мере действовать наиболее эффективно.

Итак, наш вердикт — кожная мера Великобритании развита до животного уровня, и находится в военном состоянии, в состоянии максимальной дисциплины, контроля и самоконтроля, наиболее выгодного управления ресурсами и довольно хищнического захвата окружающих территорий.

Кожная мера Англии

Анальная мера Англии

Почему же Британия все же уступила лидерство в 20 и 21 веках? Об этом стоит поговорить отдельно.

Англия не случайно считается страной крайне консервативной. Роль традиций и обычаев огромна, так, председатель Верховного Суда до сих пор сидит на бархатной красной подушке, а переписывать Конституцию в единый документ – непозволительная вольность!

Огромно количество условностей, церемоний, ритуалов, каждый из которых имеет некое символическое значение и сакральный смысл.

Влияние традиции было огромно и в воспитании, и в огромном количестве ограничений, в особенности связанных с половой жизнью, вплоть до пуританства. Соблюдение огромного количества условностей, сотен норм этикета, галантности, вежливости — другие называют это чопорностью, привычка подавлять эмоции (впрочем, это черта той самой военной кожи), а также масса странных и нелепых для чужака обрядов, связанных с некогда произошедшими в том или ином месте историями.

«Мой пращур в двадцатом колене однажды споткнулся у этого камня, и ни один еще его потомок не проехал мимо него без ритуального плевка и пинка».

Утрирую, конечно, но в целом так. Англичане фантастически трепетны к своему прошлому, своей истории, стремятся не потерять ничего из него.

Честертон, искренний фанат английских традиций, хотя и посмеиваясь над ними порой (чего стоят все тонкости расстановки гостей за столом или предписание прикрывать ножки роялям: неприлично, наводит на мысль о других голых ножках, знаете ли...) как-то написал:

«Вы, англичане, оттолкнете любого, кто не примет вас целиком, с каждой мелочью вашего быта и жизни».

Англичане потому очень настороженны к чужакам — или те принимают абсолютно все, или остаются чужими, самая незначительная, ничтожная малость может стать камнем преткновения, и «иностранец» (как мы все знаем из фильмов о Пуаро) всегда был почти ругательством. Такова анальность в состоянии педантизма — анальный педант и чистюля будет добиваться соблюдения каждой мелочи, каждой закорючки, и не сойдет с места, пока не добьется своего.

Ступор анальной меры в менталитете Англии и послужил причиной, в конечном счете, отставания страны. Земельная аристократия, будучи экономически отсталым институтом, всеми силами держалась за власть, стараясь сдержать роль буржуазии в управлении, захватывая управление финансами в свои руки. Это анально-обонятельная связка, с анальностью в ступоре, не желающей идти ни на какие уступки, и не дала кожной мере догнать 20-й век.

Ее обогнала кайзеровская Германия, обогнала Америка, бывшая колония, в которой титулы были запрещены законом, и развитие кожной меры ничто не сдерживало. Англия осталась мощной индустриальной державой, но в век технологий этого оказалось недостаточно, чтобы владеть самой большой империей мира. После Второй Мировой хребет Империи был надломлен, и с амбициями о мировом господстве было покончено, видимо, раз и навсегда.

Анальная мера в последние годы претерпевает давление: в конце восьмидесятых запрещены телесные наказания в школах, большинство традиций стремительно выбрасываются на помойку, люди ведут себя абсолютно как хотят, стресс анальной меры, веками жившей в другом ключе, весьма и весьма силен.

Анальная мера Англии

Мышечная мера Англии

Роль мышечной меры в менталитете Англии​ довольно ограниченная — требование силы, выносливости, культ спорта (впрочем, это еще дань соревновательности военной кожи) — это можно назвать мышечной частью менталитета, однако назвать его проявленным, скажем, в плане коллективизма, мы не можем.

Мышечная мера Англии

Уретральная мера Англии

С одной стороны, об уретральности заставляют, на первый взгляд, задуматься две вещи — создание огромной империи и первенство в большинстве научных отраслей до выхода на мировую арену Соединенных Штатов. Но и то и другое проявляет в себе работу других мер — военной кожи, обоняния, отчасти звука.

Оральная мера Англии

Велика ли роль оральности в британской культуре? Если всмотреться внимательно, мы скорее придем к выводу, что нет. Во-первых, британская культура всегда подчеркивала свою уникальность и недоступность для чужаков. Конечно, есть оральная мера в традиции парламентских дебатов — умение сказать красиво, ярко, хлестко — это одно из качеств британского джентльмена, которым он привык гордиться.

Все знают о публичных речах Уинстона Черчилля, сплотившего свой народ и союзников в час тяжелейшего испытания. Но прослеживается ли роль оральной меры в менталитете Англии? Воздействуют ли они оральным словом на других, взаимодействуют ли как оральная мера с другими странами? Скорее нет, чем да.

Скажу больше —​ это на них в последние десятилетия активно действует оральная мера тех же американцев — забыты традиции сухости и чопорности, многие ходят в ярких кричащих одеждах, с волосами любых цветов, татуировками, повсюду реклама, макдональдсы, самые откровенные темы открыто обсуждаются в СМИ — все это пришло через оральную меру. Если быть системно точным, то, конечно, извне ничего через оральность не приходит — она лишь высвобождает все то, что было внутри в «спящем», скрытом состоянии.

Оральная мера Англии

Обонятельная мера Англии

Бытует мнение об особом коварстве и беспринципности английской политики, настолько коварной, что даже менталитет Англии порой считают обонятельным по духу. Так ли это? И да, и нет.

С одной стороны, это верно. Во-первых, само завоевание и удержание во власти такого количества территорий вряд ли выполнимо чистой военной силой и деньгами (то есть кожной мерой), но требует также сильного участия обонятельной меры – с тем, чтобы разделять и властвовать.

Вектор ранжирования также всегда развивался не только вовне, но и внутри страны: власти требовалось держать в подчинении многочисленных аристократов, претендующих на самостоятельность, а аристократы боролись с конкурентами и отвоевывали у власти независимость. Развитое разделение властей заставило обонятельную меру развиваться, противостоя себе подобным. Множество внутренних центров силы, интриг ради власти и влияния — все это помогло развить обонятельную меру достаточно для того, чтобы можно было создать и удержать самую громадную в истории империю.

С другой стороны, была ли британская политика особо сложной и коварной по сравнению с другими странами? Вряд ли мы можем так сказать.

И французы, и немцы вели себя точно так же — стремились захватить территории, стравить друг с другом неприятелей, вести обманные маневры.

Та же Франция охотно поддержала Штаты, когда те захотели отделиться, Гитлер протянул руку помощи арабам, когда те захотели выйти из-под влияния Британии.

Наконец, после второй мировой роль Англии в мировой и даже европейской политике неуклонно падала и сегодня находится на очень невысоком уровне. По сути, британцы просто придерживаются политики Штатов, примыкая к ним. Конечно, традиционно высокая роль Лондона в финансовой жизни мира, традиции управления финансами — это некая, и немалая доля мирового влияния, но при этом факт остается фактом — колонии безвозвратно утеряны, а экономическая мощь в разы уступает мировым державам, стало быть, сама основа и возможность влияния утрачена. Поэтому, мы можем резюмировать, роль обонятельной меры сильно упала, и возможно, продолжает падать — мы не слышим ни о каких крупных интригах, ни о каких приобретениях, совершенных англичанами в последние годы.

Обонятельная мера Англии

Зрительная мера Англии

Роль зрительной меры в ​менталитете Англии​ сильно изменилась за прошедший век.

С одной стороны, он был всегда, и главным образом —​ в величайших поэтах, трагедиях, сонетах Шекспира. С другой, зрительная мера была довольно сильно подавлена обонянием — хорошим тоном было не показывать эмоций, играть чужую роль, обманывать, уметь держать лицо.

Все это длилось довольно долго, и проявление зрительных качеств считалось просто непростительной слабостью.

Все изменилось в 20-м веке. Первая мировая принесла успех движению суфражисток, и женщины получили наконец равные с мужчинами права.

Еще сильнее все поменялось после Второй Мировой. Зрительная мера, ее роль, выросла взрывообразно: можно сказать, в одночасье политика и общественные убеждения поменялись с многовековых кожно-анально-обонятельных на зрительные — отпустить колонии, разрешить буквально любые прилюдные формы самовыражения. Публичные обнажения, мат, низвержение устоев и утверждение идеологии «права любого отдельного человека важнее интересов всей страны, вместе взятой», наконец, активный ввоз мигрантов со всех бывших колоний из чувства вины и сострадания перед некогда «угнетенными народами» — все это иллюстрирует собой внезапную и резкую победу зрительной меры. Идеи эти завладели умами всей мыслящей публики, профессоров, студентов, интеллигенции по всей стране. Публичные оскорбительные акции в адрес всего, что предыдущая анальная эпоха называла святынями стала поощряемой нормой.

Итак, мы можем заключить, что зрительная мера сегодня практически до неузнаваемости изменила облик Великобритании, сместив все старые ценности и установки.

Состояние его можно оценить как недодавленное, истеричное, «любите меня». Развитость – между растительным и животным. С одной стороны, велика роль благотворительности, идеи равенства и ценности людей вне зависимости от их цвета, происхождения и вероисповедания, с другой – много демонстративности и нарочитости. В целом, это скорее вопрос состояния, а не развитости.

Зрительная мера Англии

Звуковая мера Англии

Какова роль звуковой меры в ​менталитете Англии? Не так уж мала, она известна как страна с очень высокой научной школой, обладательница второго места по числу нобелевских лауреатов, огромное число великих открытий было совершено именно английскими учеными. Известна Англия и одними из старейших и славнейших в Европе университетов — Оксфордским и Кембриждским, каждый из которых выпустил плеяду великих ученых, политиков, писателей и поэтов.

Конечно, велика роль и обонятельной меры в науке — как-никак, прорывные технологии обеспечивают стратегическое преимущество. Но и звук, традиция университетской свободы и независимости — немалая доля в менталитете Англии.

В общем, резюмировать можно так: звуковая мера Великобритании развита до человеческого уровня и реализована преимущественно в научной сфере.

Звуковая мера Англии

Внутреннее и внешнее ранжирование Англии

Так каким же образом соподчинены векторальные меры в менталитете Соединенного Королевства? Исторически, до середины прошлого века картина была такова: развитое, осторожное обоняние, очень консервативная и приверженная строжайшим традициям анальность, хищная, военная, дисциплинированная кожа и выносливая мышечность плюс развитый в науке звук, подчиненный интересам этих мер: таков был английский менталитет.

Зрение было под контролем обоняния, и сублимировало себя в величайшие поэтические произведения, оральность жестко загнана в рамки искусства красноречия, и проявлялась только внутри страны и только в целях обонятельной политики. Уретральная мера почти никак не проявлена, напротив, вся сила анальности, кожи и обоняния ушла на слом сопротивления упрямых анальных шотландцев и свободолюбивых уретрально-зрительно-орально-звуковых ирландцев (польностью, как мы видим, противоположных англичанам).

Изначально чуждая франкская элита, очень неспешно перенимавшая язык народа, была вынуждена дисциплинировать себя и искать наиболее тонкие методы управления и выживания, анальные традиции были предметом строжайшего соблюдения и гордости.

Все поменялось в последние полвека. После удара Второй Мировой, утраты колоний, влияния оральной меры других стран, в Великобритании зрение вырвалось наружу и фактически смело анальную традицию (точнее, загнало в подполье, в окраины из больших городов), освободило все, что сдерживалось кожной дисциплиной и обонятельным контролем.

В последние десятилетия кожа перестала быть военной, и менталитет стал приобретать черты кожно-зрительного. Так, и взаимодействие с другими странами стало из кожно-анально-обонятельного, то есть хитрого обмана и силового давления, зрительным — мирные переговоры, уступки, заверения в гуманизме и призывы к миру.

Вопрос в том, сможет ли звуко-зрительная часть общества, интеллигенция, справиться с ранжированием и стремительным падением роли своей страны на мировой арене (хотя ответ и так понятен – это и не входит в список их ценностей в принципе), решить вызовы новой эпохи, противостояние или ассимиляции приезжих, носителей иной ментальности. Все это заставляет задуматься,  почему вдруг произошли такие резкие перемены, и возможно ли действительно поменять менталитет, или же это просто реакция на потерю влияния в мире кожей и обонянием из-за застывшей в ступоре и не успевшей за изменениями анальной мерой?

Внутреннее и внешнее ранжирование Англии
Игорь Соловьев
14.06.2016

Получите 9 онлайн уроков,
которые изменят вашу жизнь

  • Заполните форму и мы вышлем вам онлайн тренинг по системно-векторной психологии. 9 уроков + тесты

  • Нажимая на кнопку «Получите курс!», я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь c условиями договора-оферты и политикой конфиденциальности