Беженцы в Греции

Беги, Форест

Беженцы в Греции

Афины подвергли резкой критике применение слезоточивого газа и резиновых пуль против беженцев. В воскресенье македонские пограничники применили их против сотен людей, которые пытались поникнуть на территорию бывшей югославской республики со стороны Греции. Мигранты в ответ стали бросать в пограничников камни и другие предметы. В результате столкновений были ранены более 250 человек, в том числе женщины и дети.

Греческий премьер Алексис Ципрас осудил применение силы против беженцев, назвав такой шаг “позорным для Европы”:
“Я хочу сказать: позор всему европейскому сообществу и тем странам, которые считают себя частью этого сообщества. Я ожидаю, что руководство ЕС, а также международные организации и Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев отреагируют на вчерашние события”.

Действия пограничников осудило и Управление ООН по делам беженцев.

По данным международной организации “Врачи без границ”, которая действуют на этом участке греко-македонской границы, более 200 человек обратились за помощью в связи с проблемами с дыханием, ещё 30 пострадали от резиновых пуль. Но власти Скопье утверждают, что их пограничники применили лишь светошумовые и слезоточивые гранаты, так как резиновые пули им использовать запрещено.

У деревни Идомени на севере Греции сейчас находятся более 10 тысячи мигрантов, а на всей территории этой страны – около 15 тысяч. После того, как в феврале так называемый “балканский маршрут”, которым мигранты проникали в Европу, был перекрыт, они остались заблокированными в Греции. Имея на руках выданные греческими властями регистрационные документы, они не понимают, почему их не пускают в Европу. Дорога назад для них тоже закрыта: Турция, откуда они нелегально прибыли, принимать их назад отказывается. 

Ситуация в самом лагере остается напряженной: мигранты надеются так или иначе прорваться через эту границу. В прошлом месяце они предприняли попытку ее обойти ее, но там река, и 3 человека, переправляясь через нее, погибли.
В этом сюжете мы видим противостояние зрительного вектора и нижних мер.

Основополагающая ценность зрительной меры, как мы знаем, состоит в том, чтобы защищать любую жизнь, без оглядки на интересы общего, групп, народов, любых соображений. Если зрительная мера приходит в большинстве своем к власти (а точнее – звук, взявший себе зрительную идею равенства и ценности каждой жизни, ее приоритета над общим), узнать ее «почерк» весьма нетрудно, и пример Греции служит тому прямым подтверждением. Пенсионерам живется тяжело? Сострадание толкает людей к тому, чтобы принять закон, по которому пенсионеры будут получать по две тысячи евро в месяц.

Работают ли греки в достаточной мере на то, чтобы обеспечить себе такой уровень жизни? Разумеется, нет. Потому и столкновение с реальностью в лице жесточайшего кризиса было неизбежно. Конечно, всегда, когда речь идет о власти, есть обонятельная фигура, которая извлекает прибыль. Видя состояние нераздумывающей жалости у огромной массы зрительников, неразвитый обонятельник создает оральную команду, приходящую к власти на этих популистских лозунгах. Поскольку обоняние неразвито, оно не заботится отдаленным будущим группы, его цель – власть сегодня и сейчас!

Однако, таких людей много быть не может, а большинство в элите – действительно зрение и звук.

Когда кожно-мышечные и анально-мышечные пограничники Македонии, по-своему, через равенство природы, понимают желания и природу беженцев, они, стоящие на более развитом уровне, прекрасно осознают, что миром такое сосуществование и соседство не кончится, и не особо раздумывая, применяют (с разрешения схожего с ними по векторам и состояниям начальства) силовые меры, дабы остановить волну беженцев.

Для зрения любой отдельный человек превыше целого и всего, что может с ним стать. Значит ли это, что так себя и нужно вести в политике? Годится ли личностная мораль для управления государством?

14.04.2016