Эрдоган назвал правительство Бельгии «некомпетентным»

Эрдоган критикует

Эрдоган критикует

Один из вопросов – как мог один их подозреваемых в нападении — Ибрагим эль-Бакрауи — спокойно разгуливать на свободе, когда о его террористических связях предупреждали спецслужбы Турции. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган жёстко раскритиковал бельгийские власти и заявил, что Турция делала всё возможное, чтобы информировать об опасности, которая может исходить от Ибрагима эль-Бакрауи: «Какое некомпетентное правительство… Мы задержали этого человека в Газиантепе и депортировали. Мы отправили его назад, но эти джентельмены не сделали то, что было необходимо, а просто взяли и освободили этого террориста. А теперь объясните это, отвечайте за свои действия!».

В Бельгии отреагировали на слова Эрдогана заявлением о том, что его правительство становится всё более «авторитарным».

Как мы уже отмечали, в мире все взаимосвязано. Теракты в Брюсселе, волны беженцев, борьба и ИГИЛ… Среди всего этого разворачивается картина противостояния не просто политиков, но и векторальных мер.

Так, обонятельник первый, кто держит на подозрении звуковика, тогда как зрительная мера зачастую относится к «старшему брату» по квартели с несколько излишним доверием. Обонятельный президент, а ранее премьер Турции, Реджеп Тайип Эрдоган из тех, кого принято относить к авторитарным лидерам, в чем зрительные элиты запада его и обвиняют. Однако, авторитарность авторитарности рознь: хотя и развитый, и неразвитый обонятельник будет делать все для того, чтобы иметь в руках все нити для управления обществом, неразвитый будет своей деятельностью группу разрушать, развитый — устранять актуальные внутренние и внешние угрозы, развиваться с упреждением.

Эрдоган, которого можно отчасти считать последователем Ататюрка, стремится не только сделать Турцию конкурентоспособной, но и создать прочную связь своей страны с Европой. Он и турецкие спецслужбы делают огромную работу, чтобы отсеивать тех, кто поражен звуковым фанатизмом, фанатизмом человеконенавистнической идеи. Однако, зрительная политика европейской левой интеллигенции, являющейся сегодня законодателем мод, со страхом и брезгливостью отвергает любую помощь от обонятельной меры, надеясь лишь на кожную полицию, а также стараясь по-зрительному угодить мигрантам, «перевоспитать» радикально настроенных людей.

Усиливается это все фанатичным по-своему звуком, для которого ценна уже не жизнь и гуманизм, как для зрения, но лишь абстрактная идея этого самого гуманизма, идея «равенства» и «отсутствия ненависти по расовому признаку». Такой фанатичный звук в идее зрения готов спокойно отворачиваться и закрывать глаза перед гибелью людей: для него важнее смыслы, фразы, слова.

Поэтому обонятельный Эрдоган, не удержав презрения, и высказал мнение о некомпетентности бельгийских элит, то есть о несоответствии их состояния и ранга. Конечно, сам он на них повлиять не сможет, но, по-видимому, к некоторым изменениям в турецкой политике это все же приведет.

Эрдоган хоть и придерживается европейских взглядов, тем не менее, ощущает разницу в состояниях и менталитетах между европейцами и теми, кого они так настойчиво принимают. Он чувствует, что то, что работает для одних, может оказаться пагубным для других.

А вот возможен ли в текущем состоянии приход к власти в Европе действительно развитого обоняния? И от чего это зависит?

26.03.2016