Одной крови

Плодовитый предок

Одной крови

Половина всех мужчин Западной Европы оказалась потомками одного вождя бронзового века — он стал родоначальником династии аристократов, которые заселили всю Европу. К такому выводу пришел международный коллектив ученых. Результаты исследования опубликованы в журнале Nature Genetics.

Ученые сравнили различия между Y-хромосомами 1200 мужчин из 26 стран (данные были собраны в рамках проекта «1000 геномов»). Эта хромосома наследуется только по мужской линии (от отца к сыну).

Больше всего исследователей поразили частые эпизоды взрывообразного роста мужского населения. Первый раз такие явления были отмечены 50-55 тысяч лет назад в Азии и Европе и 15 тысяч лет назад в Америке. Особое внимание ученых привлек резкий скачок мужского населения в Западной Европе, связанный с потомками одного из «царей» эпохи бронзового века.

«Половина европейцев — потомки одного человека. Генетика не говорит нам, почему это случилось, — можно только придумывать гипотезы. Вероятно, причина в резком технологическом скачке, плоды которого контролировали небольшие группы мужчин. Эта элита управляла населением и его размножением», — рассказал соавтор научной статьи Крис Тайлер-Смит (Chris Tyler-Smith).

По всей видимости, неизвестный монарх представлял организаторов «нового порядка» в Европе: иерархически организованного общества, которое пришло на смену более автономным и эгалитарным общинам каменного века. Обработка металла и изобретение колеса дали элите ресурсы, необходимые для военных побед и подчинения остального населения.

В 2015 году генетики выяснили, что большинство современных мужчин-европейцев являются потомками всего трех родов эпохи бронзового века. Это стало возможным благодаря вождям и воинам и связанному с их деятельностью демографическому росту, который начался примерно 4000 лет назад и закончился на рубеже старой и новой эры.

Новые открытия генетики, можно сказать, подтверждают правоту системного подхода. Из всех векторальных мер за воспроизводство жизни отвечает мышечный вектор, породитель живого вещества, а вот за передачу генофонда в будущее, за распространение своих генов на поколение вперед отвечает уретральная мера – как внешняя часть квартели времени, по самой своей природе устремленная в будущая и являющаяся его носителем.

На первый взгляд может показаться – нас весьма много, и в любую эпоху людей жило явно больше нескольких десятков. Казалось бы, коль скоро уретральников так мало, едва ли не меньше всех других, как и обонятельников, то их генофонд должен уступать многочисленным кожникам, каждый из которых уверен, что его высокий статус, «победительность» и прочие количественные атрибуты гарантируют его потомству выживание – но сама его природа, квартель пространства, говорит о том, что задача его в ином – захватить и удержать внешнее пространство именно сегодня, а что будет завтра – не его забота (если это не касается личного достатка).

Для любого анальника вопрос его потомства – крайне важно не потерять «преемственность поколений», то есть сохранить свое прошлое, втолкнуть его дальше, в будущее. Поэтому, любого анальника вопрос о том «действительно ли мои дети – мои» способен буквально свести с ума и довести до крайних, порой даже преступных, действий.

А уретральник – это тот, на кого уже исходя из смыслового, функционального содержания его меры распространяется функция – отправлять свой генофонд в будущее, продолжать свою группу во времени. Именно поэтому несмотря на то, что уретральников так мало, и гибнут они так часто, тем не менее большинство живущих сегодня людей, как ни трудно в это поверить – потомки всего нескольних уретральных вождей, носители их генов.

Кажется, системно-векторная психология получает пусть косвенные, но все же подтверждения своей правоты в науке.

30.04.2016