Патриарх Кирилл: Права человека — это «глобальная ересь»

Патриарх Кирилл

"Я говорю о глобальной ереси человекопоклонничества, нового идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни... Уже в масштабах целой планеты развивается идея жизни без Бога... В некоторых странах есть попытки законом утвердить право любого выбора человека, в том числе и самого греховного... Многие христиане приняли эти взгляды и отдали приоритет человеческим правам более, более, чем слову Божию... Мы должны защищать православие от ереси современности", — сказал Патриарх.

Очень интересное заявление, и вполне системное. Определить его, по крайней мере, в одной из плоскостей, можно как противостояние растительных мер — в животном и в человеческом.
Анальная традиция, хранящая устои животной группы, говорит: любая жизнь нужна для воспроизводства, любой человек хорош лишь тем, что вложил в общее материальное развитие.

Зрительная мера, подтолкнувшая нас к созданию идеи прав человека, говорит обратное — каждый человек ценен сам по себе, в отрыве от каких бы то ни было связей и множеств. Обе меры выполняют функцию сохранения, обе — сохраняют то, что актуально на соответствующем им уровне.

Но это еще не все, этим не исчерпывается вопрос конфликта религии и современного гуманизма: это столкновение звуковых идей. Одни считают, что весь прогресс, когда-либо имевший место в обществе, имел место лишь вопреки противодействию религии, тормоза прогресса, уничтожающего то единственное, чем ценен человек — свободу мысли и уникальную ценность, абсолютное значение мыслящего существа.

Религия испокон века делала все, чтобы затормозить человека, отучить задавать вопросы, навязать слепую веру авторитету вместо знания. Она вколачивала в людей послушание жестокости, заставляла людей быть жестокими с детьми, а потом объявляла, что без нее человеческая природа уничтожит все вокруг.

Но звук и зрение, свободомыслие и права человека, восстали и разрушили оковы анальной веры, и чем свободнее общество, тем меньше в нем насилия. Чем ниже религиозность в стране, тем ниже преступность — статистика неумолима.
Гуманизм и права человека, научное мышление — избавляют от жестокости и агрессии, успешно лечат все проблемы человечества — и непрерывно находят ответы на те проблемы, что еще не были решены. Те же, кто призывает вернуться назад, в пещеры — просто стремятся выместить анальные обиды, причинить окружающим ту жестокость и насилие над собственной природой, которое претерпели сами.

Так считают те, кто стоит по ту сторону баррикад, где находится светский гуманизм и научное мышление.

Наука действительно помогла людям жить лучше, но она же и создала то, что раньше было невозможно — оружие, способное вообще уничтожить мир. Люди живут в обществе как системе, система общественных отношений усложняется — и ставить интересы отдельных личностей выше сложившихся традиций и интересов всего общества — как минимум вызывающе поспешно.

Традиции помогали выжить, и призыв патриарха — стремление напомнить нам, что каждый из нас — все же не единственный житель планеты. Те же, кто стремится себя указать в качестве мерила всех вещей — лишь единицы, мнящие себя выше всех прочив, больше миллионов, в звуковом эгоцентризме и зрительном самообожании.

Это спор звуковых мер. Одну поддерживает зрение (и отчасти уретра), другую анальность — и отчасти обоняние. Конечно, там и там представлены разные люди и мнения, разные вектора, но ведущие связки и состояния — таковы. Способна ли СВП разрешить этот давний спор?

01.04.2016