Ученые ЕС научились менять свойства поверхностей

Ученые ЕС научились менять свойства поверхностей

Большинство окружающих нас веществ находятся в твёрдом, жидком или газообразном состоянии. Но есть и плазма – четвёртое состояние вещества, обладающее удивительными свойствами. Можно ли использовать их в борьбе с инфекциями?
Инженеры и медики объединяют усилия в этом направлении.

В немецком Брауншвейге ученые из Европейского исследовательского проекта используют плазму, чтобы изменить физические свойства различных типов поверхностей. Например, пробирки из пластика – гидрофобные, что иногда делает их непригодными для использования. Но после обработки плазмой жидкость пристает ко дну и стенкам сосуда. Так с ними работать гораздо удобнее.

Исследователь Института технологий и прикладного исследования материалов Йохен Боррис уточняет: “Плазма содержит много активных компонентов – ионов, электронов, свободных радикалов и других возбужденных частиц всех типов. Контактируя с поверхностью, они меняют ее свойства – как химические, так и физические”.

Одна из задач исследователей – внедрить эти ноу-хау в практику. Обработка плазмой может стать улучшенной альтернативой сегодняшним методам производства, во многом опирающимся на использование большого количества растворителей и других химикатов.
Биоинженер Анника Херманн рассказывает: “Эта технология пригодится во многих отраслях промышленности: от автомобилестроения до биомедицины, производства перевязочных материалов. Она даже поможет диагностировать туберкулез и ВИЧ”.
Посмотрим: вот аппарат наносит две тонкие полоски химических соединений на синтетическую ткань, обработанную плазмой. Полоски изменят цвет, если соприкоснутся с определенными антителами. Речь идет об основном компоненте нового экспресс-теста на туберкулез и ВИЧ, разработанного этим предприятием.

Профессор генетики Махавир Сингх показывает и рассказывает: “Мы используем простую пленку, обработанную плазмой. Мы помещаем ее в специальные кассеты, где не нужны ни мембраны, ни другие дополнительные системы. Затем туда ж наносим каплю крови, мочи или сыворотки. Следующий шаг – добавить реагент, выждать 10 минут… И все, мы считываем положительный или отрицательный результат. Таким образом, снижается стоимость процедуры, стоимость материалов, стоимость производства. Чувствительность же теста, напротив, растет, и в этом большое преимущество нашего решения “.

В Бельгии, где ведутся аналогичные исследования, полномасштабные прототипы демонстрируют, как обработка плазмой может изменить способы производства. Один из представленных аппаратов использует плазму, чтобы покрыть синтетическую ткань тонким слоем, который полностью меняет ее свойства – с гидрофильной ткань становится гидрофобной. Это можно использовать для создания перевязочного материала и других медицинских средств.

Химик Берт Верейде поясняет: “С этой технологией мы работаем в масштабе нанометров, то есть слои, которые мы накладываем на поверхность, величиной с нанометр. В то время как в традиционной химическом производстве они имеют дело с микрометрами и используют гораздо больше химикатов”.

Немного о том, что Европа якобы не производит ничего, кроме финансовых спекуляций.

В данном примере мы видим единое взаимодействие сразу нескольких мер. Конечно, их вес неодинаков, однако в создании вышеописанной технологии принимали участие как минимум звуковой, обонятельный, кожный, анальный и зрительный вектора. Почему зрительный? Очень просто – он задал одну из сфер применения данной технологии – медицину, применение ее для диагностики ВИЧ. Скорее всего, зрительный вектор, имеющийся в наборе полиморфных исследователей, просто естественным образом подсказал им направление, в которое стоит толкнуть это исследование, сферу, где его можно применить. 

Роль анального вектора, как и всегда в природе – создавать надежный тыл, давать фундамент, базу в виде накопленных в прошлом данных и исследований, наконец, скрупулезность и методичность в обработке деталей – все это необходимые для исследователя черты.
Кожная мера – ответственна за внешнюю логику и явные взаимосвязи, она служит мостом между теорией и практикой. Именно кожный вектор после открытия самого принципа работы новой технологии верхними векторами придумывает, как можно приложить вновь добытое знание к практической деятельности, по сути – к пространству, конвертировать нематериальное знание в материальный ресурс.

Звуковая мера – естественно, является ведущей. Звук задает цель и направляет движение – к раскрытию общего и поиску смысла. Звуковой инструмент, обобщение и систематизация, работает на переходе ко все более и более общим смысловым уровням, что позволяет как бы сверху увидеть все множество взаимосвязей, внутреннее устройство Вселенной и отдельных ее механизмов.

Наконец, обонятельная мера – в этом открытии ее роль весьма велика. Начать с того, что плазма – есть энергетическое состояние вещества – как и обоняние, внутренняя бесконечная часть квартели энергии. Они обе текучи и изменчивы, обе пронизывают все и управляют состоянием материи, скрыто от внешнего наблюдателя. Звук буквально одержим раскрытием тайн мироздания, обоняние служит ощущением этих тайн.

Ощущения обонятельника исследуются звуком и раскрываются им в качестве мыслей. Скрытые взаимосвязи внутри различных природ вселенной, в случае плазмы как базового состояния вещества – это неживой уровень развития обонятельной меры, выше его только уровень чистого эгоизма. Отследить настолько тонкие влияния между природами, невидимые взаимосвязи с точностью до нанометра, понять, как мельчайшие изменения приводят к самым глобальным последствиям – вот истинная цель обонятельной меры, и микроскоп – если угодно, воплощение этого стремления. Со звуком в связке обонятельный ученый раскрывает эти принципы и подчиняет их человечеству, получая власть над природой – одну из наибольших по силе реализаций обонятельной меры.

19.04.2016